ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ


ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ

Учение о юридических фактах как в общей теории права, так и в отдельных отраслевых науках отличается консервативностью и аксиоматичностью. Остаются неизменными определение юридического факта и его классификация. Вместе с тем назрела объективная необходимость пересмотра современной концепции юридических фактов и в общей теории права, и в отраслевых доктринах в связи с изменившейся политико-экономической ситуацией в обществе.

Общие положения о юридических фактах. Категория «юридический факт» возникла не в результате умозрительных построений, она развивалась из потребности юридической практики, из стремления осмыслить и охватить единым понятием разнообразные предпосылки движения правовых отношений. Своими корнями понятие «юридический факт» уходит в римское частное право, хотя римские юристы не сформулировали его определение. В Институциях Гая Юстиниана были лишь названы отдельные виды оснований возникновения правоотношений: контракт, квазиконтракт, деликт, квазиделикт. Позже стали выделять одностороннюю сделку, заключение брака, наследование.

По утверждению немецкого юриста А. Манигка, понятие «юридический факт» впервые ввел Савиньи: «Я называю события, вызывающие возникновение или окончание правоотношений, юридическими фактами».

Развитие теории юридических фактов связано с учением о правоотношении и наиболее разработано цивилистической доктриной (К. Адомайт, Э. Бетти, Г. Дернбург, Р. Зом, Е. Кюне, К. Майорка, А. Манигк, Г. Пухта, А. Тон, Е. Цительман, Л. Эннекцерус и др.). В русской научной литературе исследованию юридических фактов посвятили свои работы Е.В. Васьковский, Д.Д. Гримм, Н.М. Коркунов, В.И. Синайский, Г.Ф. Шершеневич и др. С точки зрения юридических фактов они рассматривали исковую давность, условия действительности и недействительности сделок, представительство, возникновение обязательств и др.

В настоящее время проблемы юридических фактов исследуются в общетеоретическом плане и в отдельных отраслях права. Как отмечалось выше, теория юридических фактов не отличается прогрессивностью: во всех научных трудах стабильными остаются дефиниция юридического факта и их систематизация. Еще в конце 90-х годов прошлого века В.Б. Исаков писал, что место юридических фактов в механизме правового регулирования, их функций в правовой системе до конца не раскрыты, а регулирующие возможности не всегда используются в полной мере .

С общепризнанной точки зрения юридический факт — это конкретное жизненное обстоятельство, с которым норма права связывает наступление определенных правовых последствий. С позиции права все факты реальной действительности, затрагивающие так или иначе общественные отношения, подразделяются прежде всего на факты юридически значимые (юридические факты) и факты юридически безразличные (т.е. такие, с которыми право не связывает каких-либо правовых последствий).

Категория «юридический факт» многоаспектна, поскольку разнообразны жизненные ситуации. Факты реальной действительности сами по себе не обладают каким-то имманентным свойством быть или не быть юридическими фактами, они становятся юридическими фактами только тогда, когда им такое значение придается нормами права, а именно гипотезой правовой нормы. Факты одного и того же вида могут быть или не быть юридическими фактами. Например, регистрация брака в органах записи актов гражданского состояния порождает семейные отношения, в то же время церковный обряд венчания или сожительство мужчины и женщины не являются основаниями для возникновения супружеских правоотношений. Государство определяет виды юридических фактов для общественных отношений, наделяя их характером правовых. В частности, по вопросу конкубината (фактического сожительства мужчины и женщины) отечественный законодатель постоянно меняет свою позицию: преследует, признает, игнорирует…

Именно волей государства факты реальной действительности наделяются юридической силой, называются в качестве оснований возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей граждан и иных субъектов права (самого государства, муниципальных образований, государственных органов и органов местного самоуправления, должностных лиц, юридических лиц и др.).

Юридический факт является одним из элементов правового регулирования, именно юридический факт приводит в динамику правоотношение и оказывает на него воздействие на всем этапе его существования. Итак, юридический факт — это непосредственное основание наступления правового результата: возникновения, изменения, прекращения правоотношений, появления некоторых иных последствий. Благодаря юридическим фактам реализуются создаваемые нормами права возможности движения правоотношения. Установление юридических фактов есть определенная стадия применения правовой нормы, так как указание на них содержится в гипотезе нормы права.

Механизм перехода от факта к праву представляется достаточно простым: закон имеет в виду определенный факт, пучок обстоятельств, внутрь которого помещается человек с тем, чтобы извлечь из этого правовые последствия. Юридический факт признается непосредственно причиной, вызывающей начало регулирования отдельными нормами права отдельных фактических общественных отношений или прекращающей такое регулирование.

Однако юридические факты играют одновременно и другую, противоположную роль: они способствуют изменению, развитию фактических общественных отношений, а значит, и процессу правообразования. По мнению одних авторов, «юридический факт — необходимая предпосылка правового отношения». По мнению других, «юридическим фактам придается значение обстоятельств, которые являются условием применения правовой нормы. На наш взгляд, юридический факт следует считать и предпосылкой применения правовой нормы, и условием ее применения.

Традиционно в общей теории права при решении вопроса об отнесении тех или иных фактов к числу юридических выделяют следующие их основные признаки:

1) социально значимы, т.е. затрагивают интересы общества, государства, личности;

2) представляют собой явления материального мира;

3) объективированы;

4) прямо или косвенно предусмотрены нормами права;

5) вызывают определенные правовые последствия.

В доктрине юридические факты обычно считают основаниями возникновения, изменения и прекращения правоотношений по их главной функции в правовом регулировании, но юридические факты являются обстоятельствами, с наличием или отсутствием которых нормы права связывают различные правовые последствия: гарантирование законности, способствование осуществлению субъективных прав и принудительному исполнению обязанностей и др. Правильно понять и оценить значение юридических фактов по их основной функции можно лишь в связи с предпосылками возникновения, изменения и прекращения правоотношений. Все это представляет собой «комплекс различных по характеру явлений, взаимодействие которых влечет за собой движение правоотношения».

Предпосылки бывают нормативные и правосубъектные. Нормативные предпосылки — это нормы права, регулирующие общественные отношения, в которых закрепляются права и обязанности лиц. Правосубъектные предпосылки — это правоспособность и дееспособность участников правоотношений. Вместе с тем, рассматривая динамику правоотношений, нельзя ограничиться лишь правовыми категориями (норма права, правосубъектность, юридический факт).

Следует назвать и материальные предпосылки, к которым относятся потребности людей, создающие объективную необходимость общественных отношений. Материальные предпосылки, создавая соответствующую материальную основу движения правоотношения, сами по себе не влекут возникновения, изменения и прекращения названных отношений, поскольку необходимы соответствующие юридические предпосылки и основания: норма права, правосубъектность, юридический факт.

ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ

Роль и значение каждой из названных предпосылок (материальных, правовых) и оснований для динамики правоотношений различны, и лишь их совокупность влечет юридические последствия. Что касается юридических фактов, то они реализуют создаваемую правовой нормой возможность движения правоотношения, т.е. в соответствии с предписаниями нормы права влекут за собой либо возникновение, либо изменение, либо прекращение правоотношения.
Закон снабжает эти факты определенной юридической функцией.

Никакой факт не может произвести правовые последствия исключительно за счет своих внутренних качеств. Необходимо, чтобы норма права добавила данному факту недостающее качество, а именно сообщила ему особое значение, определенные юридические последствия и одновременно с этим дала ему наименование. В возникновении, изменении и прекращении правоотношений выражаются связь и взаимодействие между нормами права и юридическими фактами и в то же время обнаруживается различное значение нормативных предпосылок и фактической основы в движении правовых связей.

Юридический факт — это конкретная (частная) основа динамики конкретного правоотношения. Однако нередко в правоприменительной деятельности приходится сталкиваться с ситуациями, когда тот и иной вид общественных связей не имеет прямого нормативного регулирования, соответственно отсутствуют указания на те или иные обстоятельства, которые следовало бы признавать в качестве юридических фактов для данного отношения. В семейном праве, так же как и в гражданском праве, правоотношения могут возникать (изменяться, прекращаться) из действий лиц, предусмотренных и не предусмотренных законом или иными нормативно-правовыми актами.

До появления в 1994 г. ст. 6 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) и в 1995 г. ст. 5 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) о целесообразности законодательного закрепления в гражданском (частном) праве аналогии закона и аналогии права высказывались отечественные ученые . Аналогия означает применение для регулирования общественных отношений в первом случае сходных норм права, а во втором — общих принципов права. Применительно к юридическим фактам аналогия будет выражаться в том, что правоотношение считается возникшим с наступлением таких обстоятельств, которые не противоречат смыслу и началам права.

Если бы аналогия юридических фактов в семейном праве была возможна, то представляется, что заслуживал бы положительного ответа вопрос об охране (в т.ч. защите) прав фактических сожителей, отношения которых не оформлены надлежащим образом (отсутствует государственная регистрация в органах записи актов гражданского состояния), именно исходя из основополагающего принципа семейного права — всемерной охраны семьи, поскольку с социологической точки зрения лица, совместно проживающие и ведущие общее хозяйство, — это семья. Однако отечественный законодатель по проблеме статуса фактических сожителей не всегда последователен. Полностью игнорируя их права в семейной и наследственной областях, допускает признание прав сожителей в жилищной сфере.

Так, по решению суда может быть признан членом семьи нанимателя гражданин, который проживает с нанимателем в данном жилом помещении и ведет с ним общее хозяйство (ст. 69 Жилищного кодекса Российской Федерации). Из содержания данной нормы прямо не следует, какими именно семейными отношения должны быть связаны наниматель и гражданин, с ним проживающий и ведущий совместно хозяйство, суды считают членами семьи в том числе и сожителей. А также международное право исходит из того, что Российская Федерация, не признавая фактических сожительств, тем самым нарушает права и свободы своих граждан.

Так, Европейским судом по правам человека по жалобе российской гражданки М.С. Прокопович было инициировано дело Прокопович (Prokopovich) против Российской Федерации, которое было разрешено в пользу заявительницы. Европейский суд по правам человека признал право М.С. Прокопович на проживание в жилом помещении, которое было предоставлено ее сожителю по договору социального найма и где заявительница проживала совместно со своим сожителем как фактическая супруга до его смерти без регистрации по месту жительства. На наш взгляд, международная практика может повлиять на позицию отечественного законодателя по этому вопросу именно потому, что международные договоры, общепризнанные принципы и нормы международного права входят в правовую систему РФ.

Международное право допускает различные модели семьи, не связывает правовую охрану прав и свобод граждан с наличием или отсутствием должной фиксации таких прав и свобод. По пути признания прав фактических сожителей идут многие зарубежные законодатели, однако справедливости ради необходимо заметить, что объем прав фактических сожителей всегда уже, чем у законных супругов. Сожительство (cohabitation) — это институт, урегулированный с незначительными различиями в целом ряде государств (Швеция, Нидерланды, Норвегия, Венгрия, Бельгия, Франция, Португалия и др.), число стран постоянно увеличивается.

В настоящее время семейные правоотношения могут возникать (изменяться, прекращаться) только по прямо названным в законе основаниям. Не определяя легально такие основополагающие для семейного права категории, как «семья» и «член семьи», законодатель в каждом конкретном случае наполняет их разным содержанием, не допуская какого-либо расширительного толкования.

Так, например, в брак между собой не могут вступать только такие близкие родственники, как: родители и дети; дедушки, бабушки и внуки; родные братья и сестры. Или право на получение алиментов имеют четко определенные в законе члены семьи: родители и дети; супруги (бывшие супруги); родные братья и сестры; дедушки, бабушки и внуки; фактические воспитатели от фактических воспитанников; отчим, мачеха от падчерицы, пасынка. Такая же ситуация имеет место в публичных отраслях права, например, в уголовном или административном праве юридическим фактом (соответственно преступлением или административным правонарушением) считаются только те деяния, которые прямо предусмотрены законом.

Соотношение юридических фактов с правосубъектностью (второй предпосылкой) строится на других началах, чем те, на которых основана их связь с нормами права. Правосубъектность состоит из двух элементов: право- и дееспособность. Для того чтобы лицо признавалось субъектом права, достаточно обладать правоспособностью, так как лицо, лично не совершая юридических действий, может приобрести права и обязанности посредством действий других лиц (допустим, несовершеннолетний ребенок реализует свое право на получение алиментов от отдельно проживающего родителя за счет действий другого совместно с ним проживающего родителя).

Воспользоваться же правоспособностью других лиц субъект права не может. Правоспособность выступает в виде общей основы, определяющей характер и объем прав, которые могут находиться в обладании данного субъекта. От юридических фактов правоспособность отличается тем, что выступает именно в качестве общей, а не частной, как юридические факты, основы всех субъективных прав. Правоспособность создает юридическую возможность обладания правами, для превращения которой в действительность необходимы юридические факты.
Изложенное выше показывает, что результатом взаимодействия материальных и нормативных предпосылок будет движение правоотношения — его возникновение, изменение, прекращение.

В большинстве случаев для возникновения, изменения и прекращения правоотношений недостаточно только одного юридического факта, а необходима их совокупность (точнее говоря, система) — юридический состав. Юридические факты в таких ситуациях выступают в качестве элементов юридических составов. Отсутствие хотя бы одного из элементов порождает незавершенный состав фактов, и правоотношение не может возникнуть, измениться или прекратиться.

И только наличие всех элементов переводит состав из одного состояния (фактического) в другое (юридическое) и порождает определенные правовые последствия. Для некоторых случаев имеет значение последовательность наступления юридических фактов как элементов состава (например, для вступления в брак несовершеннолетнему сначала необходимо получение разрешения органа местного самоуправления на вступление в брак несовершеннолетнего по его просьбе, затем государственная регистрация брака в органах записи актов гражданского состояния).

Нарушение последовательности приводит к ненаступлению желаемых правовых последствий (в нашем примере — это признание брака недействительным). Соотношение отдельного юридического факта как элемента состава с юридическим составом как совокупностью фактов рассматривается как соотношение частного и общего.

ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ

Таким образом, юридические факты, выступая в роли оснований возникновения, изменения и прекращения правоотношений, способствуют стабильному и надежному функционированию системы правового регулирования, поскольку обеспечивают переход от общей (абстрактной) модели прав и обязанностей, установленной нормой права, к конкретному правоотношению.

Систематизация юридических фактов в семейном праве. На наш взгляд, правовая категория «юридический факт» в семейном праве имеет крайне важную практическую и научную значимость. Однако какие-либо положения в законодательстве, определяющие виды оснований возникновения, изменения и прекращения семейных правоотношений, отсутствуют (для сравнения: в ГК РФ содержится ст. 8 «Основания возникновения гражданских прав и обязанностей»). Однако в силу специфики семейных отношений применение этой нормы гражданского законодательства по аналогии представляется затруднительным. Обозначить круг юридических фактов семейного права позволяет комплексное толкование семейно-правовых норм, содержащихся в различных источниках семейного права.

Используя разработанную цивилистами классификацию юридических фактов, кстати, заимствованную учеными-теоретиками, попытаемся систематизировать юридические факты семейного права, тем не менее без стремления создать всеобъемлющую классификацию, лишенную практической значимости.

Традиционно юридические факты по волевому критерию делят на события и действия.
События — это такие юридические факты, которые не связаны с волей и желанием участников, но порождают (влекут иные правовые последствия) правоотношения (рождение, смерть, болезнь, увечье и др.).

Однако внутри этой классификационной группы юридических фактов волевая деятельность людей может присутствовать, что справедливо позволяет выделять абсолютные и относительные события. Абсолютным событием — юридическим фактом следует считать действия чрезвычайной и непреодолимой силы.

Такие юридические факты, как сроки, обычно относят к событиям. В силу специфики срока как физического явления, на наш взгляд, представляется более справедливым считать сроки самостоятельным видом юридических фактов. Действительно, если течение времени не зависит от сознания людей, то правовые последствия, связанные с наступлением или истечением определенного времени, далеко не всегда не связаны с волей людей. Срок сам по себе, вне связи с ситуацией, иными юридическими фактами, никакого содержания не несет: он значим только как срок чего-либо. Срок всегда выступает как элемент фактического состава. Например, в силу ст. 17 СК РФ муж без согласия жены не может инициировать расторжение брака в период ее беременности и в течение одного года с момента рождения ребенка.

В юридической литературе высказывались предложения о признании в качестве юридических фактов состояний, например состояния в браке, в родстве, свойстве и т.п. Однако представляется более обоснованной точка зрения С.Ф. Кечекьяна, полагавшего, что состояние само по себе не может рассматриваться как вид юридического факта, поскольку невозможно его отграничить от длящегося правоотношения, возникающего, изменяющегося или прекращающегося из определенного юридического факта: вступления в брак, рождения ребенка и т.п. В подтверждение правильности позиции ученого можно привести высказывание классика российской цивилистики К.П. Победоносцева, который отмечал, что принадлежность лица к тому или иному состоянию или отношению (родство, брак, усыновление и т.д.), с которыми и связывают юридические последствия, есть, в сущности, свойство самого лица. С К.П.

Победоносцевым соглашается М.В. Антокольская: «Действительно, каждому лицу присущи определенные свойства. Как родовые, так и индивидуальные, например пол, возраст и т.д., однако никто не называет их состояниями. Между тем эти свойства нередко имеют правовое значение». Так, в брак могут вступить лишь совершеннолетние мужчина и женщина, или свобода расторжения брака может быть ограничена несогласием жены в период ее беременности и одного года после рождения ею ребенка, либо разница в возрасте усыновителя и усыновленного не может быть менее шестнадцати лет и др.

Распространенный вид юридических фактов — действия, которые всегда связаны с волей субъектов отношений. Они могут быть правомерными и неправомерными — это второй критерий деления. Неправомерные действия — это различные семейные правонарушения, которые могут повлечь как имущественную ответственность для недобросовестного лица (например, возмещение убытков добросовестному супругу при признании брака недействительным), так и административную ответственность (например, взыскание в бюджет субъекта Российской Федерации сумм, выплаченных в качестве ежемесячного пособия на содержание несовершеннолетнего ребенка в период розыска его родителей (родителя)) или даже уголовную ответственность (например, сокрытие одним из супругов при вступлении в брак венерической болезни или ВИЧ-инфекции).

Правомерное поведение подразделяется на юридические поступки и юридические акты согласно третьему признаку. Впервые классификация правомерных действий была предложена цивилистом М.М. Агарковым: правомерными действиями являются:

1) действия, направленные на возникновение, изменение или прекращение правоотношений (в гражданском праве это сделки);

2) действия, констатирующие определенные факты, имеющие юридическое значение, независимо от того, направлены ли эти действия на те последствия, которые с ними связывает закон;

3) действия, создающие указанные в законе объективированные результаты.

Вторую и третью группы в этой классификации составляют юридические поступки.

Юридические поступки могут совершаться без специального намерения породить какие-то правовые последствия, но происходят по воле субъекта, юридические поступки влияют на правоотношения косвенно, создавая их синергетически. Например, длительное (более 5 лет) надлежащее фактическое воспитание и содержание ребенка порождает право нетрудоспособного и нуждающегося фактического воспитателя на получение алиментов от своего воспитанника. При совершении юридических поступков для наступления правовых последствий достаточно самих практических действий, потому что в этих действиях, несомненно, выражается желание лица стать участником правоотношения, без осознания правовых последствий своего поведения.

Юридические акты — это действия, которые намеренно направлены на возникновение, изменение, прекращение правоотношений. Юридические акты — это основной определяющий вид юридических фактов, очень сложный и многоплановый объект классификации. Основное деление юридических актов производят по характеру действий в зависимости от того, кто их совершает. В силу диспозитивности семейного права большую часть юридических актов, порождающих семейные правоотношения, совершают сами субъекты семейного права (вступление в брак, заключение брачного договора, решение усыновить ребенка и др.), однако значительное место занимают акты компетентных государственных органов (органов записи актов гражданского состояния, нотариуса, органов опеки и попечительства, суда и др.).

Эта группа юридических фактов является не разновидностью самостоятельных юридических фактов семейного права, а элементами юридических составов, поскольку невозможно привести пример возникновения семейного отношения из судебного решения (административного акта, нотариального действия) как единичного юридического факта.

Среди юридических актов, совершаемых участниками семейных отношений, можно назвать и односторонние действия лиц (например, согласие супруга на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, выдаваемое другому супругу), и взаимосогласованные действия (например, соглашение супругов о разделе совместно нажитого имущества или соглашение об уплате алиментов).

Существует классификация юридических фактов в зависимости от правовых последствий, которые они порождают: правообразующие, правоизменяющие, правопрекращающие. На наш взгляд, целесообразно также выделить правоподтверждающие юридические факты как самостоятельный вид, к их числу можно отнести судебные решения, нотариальные действия, административные акты, поскольку действия компетентных государственных органов и должностных лиц лишь свидетельствуют о наличии и отсутствии права у лица в силу иных фактических обстоятельств (брак, родство, свойство и т.п.).

В качестве аргумента можно привести высказывание О.А. Красавчикова: «Решая вопрос об отнесении или неотнесении тех или иных фактов к юридическим, нельзя исходить только из того, прибавляет ли он (факт) что-либо с «фактической стороны». Существуют такие юридические факты (судебные решения, административные акты), которые, не прибавляя ничего нового с «фактической стороны», могут привнести нечто со «стороны юридической». Если рассматривать каждый правовой акт под углом этой, если так можно выразиться, «фактической прибавки», то необходимо будет отрицать юридическое значение за теми актами, принадлежность которых к юридическим фактам никем еще не оспаривалась.

Например, нужно будет отвергнуть значение юридического факта за действиями нотариуса, удостоверяющего брачный договор или алиментное соглашение, за актом разрешения органов опеки и попечительства на отчуждение имущества подопечного, ибо каждый из перечисленных актов ничего с «фактической стороны» к имеющемуся до его издания не прибавляет, но без их совершения правоотношение не возникнет (изменится, прекратится).

В теории семейного права отдельную классификационную группу по правовым последствиям составляют правовосстанавливающие юридические факты. Так, Е.М. Ворожейкин считал, что эта группа юридических фактов влечет иные последствия для правоотношения, поскольку при их наступлении происходит не возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, а «возрождение» уже существовавших ранее правоотношений, например восстановление в родительских правах.

По способу объективирования (выражения вовне) юридические факты делят на оформленные и неоформленные. В первом случае конкретная жизненная ситуация не может быть признана юридическим фактом без надлежащей фиксации. Юридические факты объективированы в виде различных документов — это оформленные юридические факты. Например, брачный контракт может существовать только как нотариально удостоверенный договор. Объективированные другим способом (посредством конклюдентных действий, вербально и др.) — это неоформленные юридические факты. Допустим, фактическое воспитание ребенка.

Представляется заслуживающим внимания деление юридических актов на частные и публичные, в зависимости от того, кто осуществляет данные действия: частные лица или носители публичной власти. Судебные решения, административные акты, нотариальные действия — это публичные юридические акты, действия субъектов семейного права — это частные юридические акты.
По функциям в механизме правового регулирования юридические факты могут быть основными и дополнительными. На наш взгляд, данная классификация подменяет общепризнанное деление на единичные юридические факты и юридические составы.

В статье затронуты лишь некоторые, по мнению авторов — актуальные, вопросы понятия и видов юридических фактов в семейном праве. Проблематика данной темы отличается особой сложностью, требует многолетних исследований. Эта статья — приглашение к диалогу.

Авторы: И.А. КОСАРЕВА, А.А. КОСАРЕВ

Десерт от ДмитриЧ.Ру

Вы можете разместить ссылку на «Блог Dmitrich.Ru» на своем сайте.
Для этого используйте приведенный ниже код:

<http://www.dmitrich.ru/?p=1408" target="_blank" title="ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ - Блог Dmitrich.Ru">ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ</a>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Security Code: