ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ПРАВОСОЗНАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ

Корнев Виктор Николаевич, профессор кафедры теории и истории государства и права Белгородского государственного университета, доктор юридических наук, доцент.

Слова, вынесенные в качестве эпиграфа к настоящей статье, высказаны Б.А. Кистяковским в его работе «В защиту права», опубликованной в сборнике статей о русской интеллигенции «Вехи», вышедшем в свет 100 лет тому назад. Спустя век проблемы правосознания для нашей страны нисколько не потеряли своей актуальности.

Теоретико-методологические вопросы правосознания всегда были в центре внимания отечественной юридической науки. Классическими работами по данной проблематике являются исследования И.А. Ильина, П.И. Новгородцева, Б.А. Кистяковского и других выдающихся ученых-юристов России, идеи которых не потеряли своего теоретического и практического значения. Проблемы правосознания в современной России приобрели особую актуальность. Это обусловлено тем, что предшествующее социалистическое правосознание как официальное было упразднено, а то, что представлено взамен, оказалось трудно воспринимаемым и в конечном счете отвергаемым общественным сознанием. Вместо ожидаемой гармонии воцарился хаос и смятение умов, продолжающиеся до сих пор.
Теория правосознания представляет собой один из основных разделов общей теории государства и права, поскольку правосознание тесно связано с правом и государством и определяет специфику правопонимания . Государство и право как идеальные образы порождены человеческим сознанием и, будучи объективированными в правовых текстах и институтах государства, осознаются и оцениваются человеком. В связи с этим, как представляется, необходимо подчеркнуть, что в контексте современной теории познания научное правовое мышление характеризуется единством субъекта и объекта познания: «…то, что изучают гуманитарные дисциплины, не может целиком стать объектом, оно присутствует и в субъекте, благодаря чему, собственно, и возможно осмысление социальной жизни» .

Объектом правосознания является не объективная реальность, как, например в естественных науках — природа, а идеи и представления о государстве, праве, правосудии и т.д. Мир правосознания — прежде всего мир субъективного, должного или желаемого. Поэтому в содержании правосознания можно, по моему мнению, выделять не только структуру, виды, но и уровни: первый — идеально-образный и образно-эмоциональный; второй — сущностный (определяет содержание первого уровня и составляет его основу, имеются в виду политические интересы и ценности). «Кто высказал ту или иную правовую идею, — пишет А.И. Экимов, — тем самым осознанно или нет, но признал наличие каких-то интересов и ценностей» . Отсюда следует, что объект и само правосознание определяются субъективным политико-правовым опытом. Заметим, что этот опыт может быть как благоприобретенным, так и заимствованным. Последнее особенно характерно для нынешнего состояния правосознания в России. В совокупности же оба этих уровня представляют собой разновидность так называемых идеальных объектов как особого вида реальности
Таким образом, правосознание — это теоретическое и эмоционально-ценностное восприятие и осознание господствующих в обществе идей о существующем или желаемом государстве, праве и правосудии, выраженное в совокупности знаний, чувств, переживаний, определяемых политическими интересами и ценностями.
В структуре правосознания традиционно выделяют правовую идеологию и правовую психологию.
Теоретическое осознание и оценка права, конструирование типов правопонимания осуществляются в рамках правовой идеологии. Вообще под идеологией понимается система взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений . Содержание и сущностные характеристики политической идеологии, в том числе и правовой, прямо или косвенно социально обусловлены. Известные концепции «деидеологизации» были опровергнуты самой практикой. Отталкиваясь от общего понятия идеологии, обратимся к тем признакам, которые свойственны именно правовой идеологии.

Итак, правовая идеология — это социально и мировоззренчески обусловленная система теоретических взглядов на государство и право. Правовая идеология становится частью политической идеологии, чем прямо или косвенно правовой идеологии придается официальный, нормативный характер. Господство одной политико-правовой идеологии может прямо закрепляться в действующей Конституции того или иного государства, как это было, например, в Советском Союзе, когда идеология правящей партии КПСС фактически возводилась в ранг закона. Ничего подобного мы не обнаружим в современной Конституции РФ. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Может создаться впечатление о том, что наше государство полностью деидеологизировано. Однако анализ положений Конституции РФ позволяет сделать вывод о том, что ее идеологической основой являются либеральные ценности западного происхождения . Надо отметить то, что правовая идеология, в отличие, например, от естественнонаучного знания, не является полностью достоверным знанием, поскольку ее содержание зависит от мировоззренческих установок. В этом смысле она представляет практическую философию права, а не строго научное знание о правовой действительности .

В современных исследованиях по проблемам правосознания и правовой культуры учеными даются различные классификации типов и видов правовых идеологий по особенностям их идейно-теоретического содержания. В частности, А.В. Поляков различает следующие виды и типы правовых идеологий: теоцентристская, либеральная, фашистская, волюнтаристская, коммунистическая и т.д. . Отметим, что указанные, а также другие типы и виды правовых идеологий могут быть как официальными (господствующими), так и неофициальными. В последнем случае их носителями могут быть отдельные социальные слои, группы, как организованные в легальные партии, так и находящиеся вне рамок закона. Таким образом, еще одним отличительным признаком правовой идеологии является многообразие и фрагментарность при господстве одной из них, которая в наибольшей степени пригодна для поддержания функционирования соответствующего государственно-правового режима.

Значительный теоретический и практический интерес имеет классификация видов правовой идеологии на основе различения типов правопонимания: естественно-правовой, позитивистский, нормативистский и т.д. . Практическая реализация идей определенного типа правопонимания (неофициального) может быть вообще невозможна в практике деятельности, например, суда. Причина кроется в том, что «профессиональный долг судьи заключается в том, чтобы приводить в действие «волю действия», заложенную в законе, жертвовать собственным правовым чувством во имя высшего авторитета закона» . Конфликт между правосознанием судьи и действующим правом особенно характерен для тех правовых систем, в которых господствующим, официальным типом правопонимания является понимание его в духе юридического позитивизма, когда право и закон отождествляются. Степень напряжения такого противоречия зависит от различных обстоятельств: как объективного, так и субъективного происхождения. В условиях антидемократического государственно-правового режима, например, такого рода конфликты неизбежны и характеризуются особенной глубиной и трагичностью. Кризис, охвативший все мировое сообщество, не исключая и Россию, вновь с особой силой актуализировал указанную проблему . Прецедентное право, по моему убеждению, дает больше возможностей и свободы для принятия судьей более справедливых решений, так как оно ближе подходит к реальным фактам и явлениям жизни и меньше зависит от официальных или господствующих идеологических и политических установок . В наших реалиях существенное значение для формирования правосознания может оказать широкое публикование судебных решений независимо от уровня судебных органов, их принимающих.

Сущность и содержание правосознания не могут быть сведены исключительно к правовой идеологии. В массовом общественном сознании на долю правовой идеологии приходится не так уж и много места. Большинству населения остаются неведомы теоретические представления о государстве и праве. На рационалистических основаниях строится официальное, государственное правосознание. Преувеличение значимости правовой идеологии и, наоборот, пренебрежительное отношение властвующей элиты к правовой психологии могут привести и приводят к отрицательным последствиям для нормального функционирования государства, политической и правовой системы общества. Попытки поставить во главу угла правовую идеологию не так уж и редки для современной России. Люди, стоявшие и стоящие у руля нашего государства, попросту зачастую игнорируют те настроения, чувства и эмоции, которые проявляются в общественном правосознании по поводу осуществляемой в настоящее время правовой политики Российского государства. Примеров этому, когда правовая идеология и правовая психология вступали в резкое противоречие, привести можно множество: приватизация, монетизация, жилищное законодательство и т.д. и т.п. Проведение в жизнь указанных мероприятий осуществлялось при полном непринятии во внимание общественного правосознания, без учета особенностей политико-правовой психологии российского народа. Здесь победу над собственными гражданами одержала так называемая политическая воля. Весьма показательными в этом смысле являются бурные дебаты по вопросу законодательного решения вопроса об отмене в нашей стране смертной казни. Позиция сторонников отмены этой меры наказания насквозь пронизана не правовыми идеями, а являет собой пример демонстрации личных, политических, идеологических и карьерных интересов.

Правовая идеология весьма подвержена изменениям и поэтому нестабильна и подвижна. Ее содержание очень зависимо от политических и идеологических симпатий и антипатий правящей элиты. Между политико-правовой идеологией и общественной психологией образовалась зияющая пропасть, что является результатом бездумной и искусственной пересадки отживших свой век ценностей западного либерализма на российскую почву. Нельзя не заметить расхождений между конституционными характеристиками Российского государства как «правового» и «социального» и его реальной ролью «ночного сторожа» в экономических и социальных отношениях. И что удивительно, такое положение государства и его роли в регулировании общественных отношений находит оправдание в работах современных ученых-юристов России .

Важным элементом для характеристики содержательной стороны правосознания является такая его составная часть, как правовая психология. В современной юридической науке принято считать, что правовая психология — это несистематизированное и нерационализированное восприятие правовой действительности в виде чувств, эмоций и переживаний, характерных для общества в целом или конкретной социальной группы . Правовая психология — это живой источник правовых идей и представлений, «без их правильного понимания любая правовая политика обречена на провал». Именно в правовой психологии происходит подлинная легитимация существующей власти и правопорядка. Это, казалось бы, аксиоматическое положение почему-то не всегда учитывается в современной России. Еще Н.М. Коркунов указывал на обязанность властвующих при отправлении функций государства учитывать и отражать в актах властвования представления о государстве и праве, сформировавшиеся в общественном правосознании. «Для того чтобы орган власти мог в своей деятельности опереться на сознание подчиняющихся их зависимости от государства, необходимо, чтобы его действия находились в известном соответствии с этим сознанием подвластных, с теми представлениями, какие они имеют о государстве, о его отношении к праву, к личной и общественной свободе»

В исследовании современных проблем юридической науки ученые все чаще обращают внимание на важное значение иррациональных аспектов в познании государственно-правовых явлений. Правовая общественная психология — это тот реальный опыт, который и должна обобщать юридическая наука, решая проблемы становления нового правосознания российского общества в условиях глобализации. Факты свидетельствуют о том, что в общественном сознании все более крепнут идеи о сильной власти, сильном государстве, с которыми люди связывают свои надежды на социальную защищенность и социальную справедливость. Конечно же, идея сильного государства не есть отрицание демократических ценностей. Сильное государство и демократическое государство — это две стороны одной медали.

Перед российским обществом стоит очень важная задача — формирование адекватного современным реалиям и историческим традициям правового сознания, центральное место в котором занимает правовая идеология. Заимствованием чужих идей, как показала практика, этой задачи не решить. А поэтому, прежде всего, необходимо восстановить преемственность в развитии отечественной политико-правовой идеологии, внимательно и непредвзято проанализировать богатое идейно-теоретическое наследие, которое нам досталось от выдающихся предшественников.

Разумеется, нет ничего зазорного в изучении зарубежных идей, но если он не трансформируется в слепое подражание или, что еще хуже, идолопоклонство. В этом смысле очень важное методологическое и практическое значение имеет замечание Б.А. Кистяковского: «Нет единых и одних и тех же идей свободы личности, правового строя, конституционного государства, одинаковых для всех народов и времен… Все правовые идеи в сознании каждого отдельного народа получают своеобразную окраску и свой собственный оттенок». Весьма поучительный и ценный опыт теоретической разработки государственно-правовой идеологии и правосознания в целом имеется в нашей стране.

Идеи русских юристов могут и должны стать основой для разработки одного из вариантов культурно-политического и правового синтеза, сочетающего национальные и европейские традиции, сильную власть, социальную справедливость и социальную солидарность, свободу личности, плюрализм, социальное правовое государство, где бы господствовали справедливые, нравственно обусловленные законы . Нельзя сбрасывать со счетов и пренебрегать теми полезными наработками, которые стали достоянием нашей юридической науки советского периода. Здесь важны не только восстановление преемственности, но и разумный синтез идей и представлений, касающихся существа правосознания, а также методологии его исследования и формирования. Б.А. Кистяковский предупреждал российскую интеллигенцию, что нельзя жертвовать правом ни ради морали, ни ради революции. Но им нельзя жертвовать и ради всепоглощающей жажды материальной наживы, что, к сожалению, происходит в настоящее время в России.

Автор: Корнев Виктор Николаевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Security Code: